Закажите обратный звонок или позвоните мне
(096) 744 44 24
(063) 642 36 86
Блог Статьи В прессе На TV Мастер классы Видеосоветы

Вниз по кроличьей норе

Статья опубликована в журнале ЭГО  №8 (91) август 2009 года.

Мне хотелось экшна, сильных эмоций и неожиданности. Первый вопрос, который я задала, договорившись о сеансе глубокого гипноза был таков: « А впадение в транс будет?». Гипнолог напротив меня (Татьяна Ларина) рассмеялась и сказала:«А как же, еще какое впадение в транс будет…» и не обманула… В качестве наблюдателя и свидетеля вызвался пойти Юра, правда, без особого энтузиазма,- видимо, насмотрелся фильмов о сомнамбулах, которые с закрытыми глазами и вытянутыми вперед руками бродят по перилам балконов и на досуге убивают ни в чем не повинных граждан…

Вниз по кроличьей норе ЭГО  №8 (91) август 2009 года.

Знакомство с гипнозом и состоянием транса

С момента разговора прошло дня три и время ЧЕ наступило – я сидела на солнечной кухне, воздух пах уходящим днем, чьими - то духами и сигаретным дымом. Я подкуривала одну сигарету от другой, волновалась и изучала обстановку. А та к доверию не располагала – на полках, обычно хранящих фолианты с бабушкиными рецептами и советами по типу «как вывести ржавчину и свежие пятна крови», стояли книги по психологии, НЛП, и манящий темно синий том  с задорным названием «Практическая магия». Рядом лежали витки оберточной бумаги, кипа медицинских журналов и стояли две матницы с торчащими бомбильями. Безумно хотелось пить, но я подумала, что глоток горячего мате вряд ли пойдет на пользу. Впрочем, мне его никто и не предлагал. Так я и сидела - переводя взгляд с точки А (книга) в точку Б (матница) и думая, что затея с гипнозом – самая нелепая мысль, посетившая мою голову за последнее время.  

Наблюдатель

Мы пытались найти удобный подъезд к дому, в одной из квартир которого должен был состоятся сеанс гипноза. Сразу заехали совсем не туда, куда надо было. Покружили по плацу какой-то школы. Никто из местных ничего подсказать не мог. Наконец мы увидели грузную женщину в униформе охранника. «Она точно должна знать,» - сказала Аня, и я подрулил к охраннице. «Не знаю, - сказала она. – Это где-то там, за горкой. Пусть таксист объедет ее и поможет вам донести клунки». Уверенность в ее тоне была таковы, что спорить с ней о том, что я таксист и что у Ани есть клунки смысла не имело. Хорошенькое начало, подумалось мне, пока Аня нескромно смеялась во весь голос.

Я ожидала чего угодно – что мне предложат выбирать между красной и синей таблеткой, что я выберу красную, или, в крайнем случае,  побегу за белым кроликом, отправившись в увлекательное путешествие по волнам внутреннего мира. А потом, придя в себя, обнаружу свое тело танцующим танец пьяных моряков на столе какого – то кафе, размахивая юбкой и допивая молочный коктейль на ходу.  Но вместо этого меня посадили на кушетку в полутемной комнате и дали две одинаковые китайские синие ручки по гривне штука, предложив представить, что их обматывают невидимой ниткой. Я честно старалась. Очень. И вот после минут 3 общения и рассказов о том, что должны делать мои конечности – мои  руки взлетели и  просто начали висеть в воздухе, продолжая держать гривневые ручки. Стоит отметить, что тогда это меня ни капельки не удивило, и даже не возникло банального вопроса «а как?» Все казалось естественным – ну, подумаешь, руки летают, с кем не бывает?

Наблюдатель

Не то чтобы я был большим поклонником гипноза, но когда мне предложили побывать на сеансе в качестве наблюдателя, согласился сразу. Интересно. Единственная моя встреча с гипнотизером состоялась еще во времена перестройки, когда я учился в техникуме. В актовом зале гипнотизер прикладывал руку ко лбу нескольких смельчаков и те падали назад в трансе на руки товарищей. Когда дело дошло до меня, я тоже рухнул. Не признаваться же более удачливым товарищам, что на меня гипноз не подействовал. В общем, когда Аня стала следить за «веревкой» и с губ ее не слетала улыбка, мне показалось, что дела не будет. Потом, правда, она развела руки в стороны и подняла их над головой. Но тоже – с кем не бывает. Я ждал чего-то большего.

Потом, когда меня уложили на ту же кушетку, меня несколько разочаровала винамповская заставка на ноуте, на которую мне предлагалось смотреть и «впадать в транс». Я надеялась если не на маятник, то хотя бы на серебряные часы с цепочкой, которые будут медленно покачиваться из стороны в сторону и постепенно лишать возможности совершать какие либо действия, помимо тех, что велит тихий голос,  еле пробивающийся сквозь шум кондиционера и настырно - расслабляющие восточные напевы… 

Как оказалось, виндовс справился с задачей не хуже: когда мне предложили закрыть глаза и расслабиться я с удовольствием это сделала, отмечая про себя, что тело мое, должно быть, весит сейчас не менее тонны, и, наверное, вот вот провалит и эту кушетку и все 8 этажей под нами… От мыслей отвлекал голос, который уговаривал расслабить по очереди все части тела и почему то задержался на пальчиках ног.

транс средней глубины

Поверхностное состояние транса - это расслабленное и комфортное состояние


 

Наблюдатель

Недолго Аня смотрела в экран монитора. Уже через пару секунд она закрыла глаза, приоткрыла рот и больше не шевелилась. Играла восточная музыка, что-то тихо говорила гипнотизер Ане. Возможно, между ними шел какой-то диалог, которого я ни слышал и не видел…

Когда мне в третий раз сказали «пошевели большим пальцем», а я не смогла – в голове из  темного варева моментально выплыла радостная, почти осязаемая, картинка - Беатрикс Кидо лежит полусогнувшись в Шмаровозке и пытается усилием воли вывести свои конечности из энтропии после четырех лет комы. Следующий кадр из «Убить Билла», там, где на черном экране появятся субтитры: "Тринадцатью часами позже", я наблюдала уже кружась в малиновом водовороте, уносящем меня вниз…  Потом была бочка. Большая деревянная бочка, пахла она селедкой и больно била по бокам. Я была внутри нее и ноги мои затекли, но другого варианта сбежать из города не было – по тесным мощенным улицам сновали тени инквизиторов – мальчиков, которым новые должности были по нраву, поскольку давали полную свободу действий и фанатиков, которые рьяно верили в силу Папу Римского и молились на Фердинанда и Изабеллу после из закона об изгнании евреев … Уже потом гугль поведал мне о смутных времена – евреев тогда выселяли в отдельные кварталы, но они еще  надеялись на милость королей и хотели выкупить свободу за 30 тысяч дукатов.  Так бы и было, если бы не фанатик Торквемада, сравнивший намерения королевской четы с поступком Иуды, продавшем Иисуса за тридцать серебренников и напомнивший о преступлениях евреев – никем и никогда не доказанных. О распятиях христианских детей, о взрывах и злоупотреблениях профессией аптекаря для умерщвления христиан.  

Наблюдатель

Когда я понял, что выключаюсь сам, меня обуяли подозрения. Что если Аня и Татьяна Ларина (гипнотизер) договорились сделать опыт надо мной. Пока я тут сижу и думаю, что контролирую ситуацию, все происходит совсем наоборот. И очнусь на кушетке именно я, чем вызову веселый заливистый смех, а позже и насмешки всей редакции. Взять себя в руки, скомандовал сам себе и заерзал на раскладном рыбацком кресле, в которое меня как раз гипнотизер и усадила. Девушка, не отвлекаясь от нашептывания Ане, погрозила мне пальцем. Фуф, значит, гипноз все-таки направлен не на меня…

Тогда же я знала лишь об опасности и боялась дыбы – о ее существовании мне рассказали слуги. Я бежала, не желая принимать христианство, у меня болел желудок под тяжестью съеденных золотых монет и жажда моя была нестерпимой. Бочка сильно била по бокам, а запах сена становился все настырнее и в какой то момент я выключилась, обнаружив себя с болящим от голода желудком на мачте корабля… Сначала я долго не могла понять, что же разрушило мое убежище, но потом отвлеклась, увидев сквозь промытый дождем воздух цепи одетых лесами гор. Было жарко и душно – нестерпимо жарко и душно и я знала, что скоро из туч, приникших к склонам, пойдет дождь, и что будет идти он весь день и всю ночь, и что снова мой желудок будет наполнит только эта вода. Меня звали Алонсо и я жалел о том, что ввязался в идиотскую экспедицию, длящуюся уже без малого два года, за время которой ничего, кроме болезней, мерзкой пищи, стрел индейцев и следов каннибализма, видеть не приходилось. Эльдорадо находилось где то за горизонтом и звало, хотя то количество золота и изумрудов, которое мы нашли, не могло утолить даже голод 10 человек, не то, что 112 обозленных золотоискателей…  Мне было 27 и крест хранил меня – за все время лишь однажды в мою ногу вонзился отравленный дротик, и рану прижигали раскаленным добела железом. Потом мне пришлось выдержать много: я остался среди тех тринадцати воинов, не пожелавших нищими возвращаться в Испанию, вместе Писарро, к тому моменту уже одноглазому, чье единственное око с ненавистью смотрело на каждого, подозревая в предательстве. В том, что не завоеванные еще земли и ненайденное золото поделят без его участия. Мы питались моллюсками. Я ненавидел этот вкус – слизь, запитая теплой мутной водой, будила боль в желудке и бессонницу, у моего соседа ночью начинались галлюцинации, он кричал. Но золото мы нашли. Вместе со страной, в которой виноград подавался на грубых золотых блюдах, в городах дома были украшены желтыми плитками, а любил по праздникам натираться золотой пылью…  Его звали Атауальпа, у него были красивые руки, он был умен и изворотлив, а о его колдовских способностях ходили легенды. Рассказывали, что он убил своего брата – Инку Уаскара, лишь подув в его сторону. Врали, наверное, потому что когда мы захватили его в плен, у него гноилась рана, а ноги быстро покрылись пылью и язвами. Писарро заставил его народ собирать золото, пообещав освободить их короля, когда комната наполнится сияющими слитками вровень с вытянутой рукой. Дело шло медленно, но каждый день желтый металл доставлялся, и плавильни работали без устали, превращая в безликие плитки украшения и домашнюю утварь. Часть золота – говорили, что пятую, но на самом деле меньше, кораблями увезли королю Испании, остальное хранилось все в том же помещении и мы неусыпно ее охраняли – мне тоже должна была достаться часть. Потом я понял, что мы убьем Инку.

глубокий транс

Во время глубокого транса, как правило человек видит реалистичные видения

 

Наблюдатель

Продолжаю отключаться. В голову лезут глупые мысли. Вот сейчас что-то срывается в гипнозе, Аня вскакивает с места и бросается на меня, опрокидывает вместе с креслом, больно ударяюсь затылком об пол, приходится отбиваться от юной сотрудницы, она хочет меня убить, значит, надо отбиваться – вторую щеку подставлю в другой раз. Но Аня лежит неподвижно. Мне становится немножко стыдно за свою гипнофантазию. Еле-еле переставляю затекшие ноги…

 

Было утро. Он стоял рядом со слитками золота и что - то говорил гонцу, принесшему письмо – разбирать узелковые шифры никому из нас так и не удалось научиться. Мы стояли напротив него и сквозь его фигуру смотрели на золото, манящее и сверкающее. Нас было восемь, включая Писарро, и мы должны были убить Атауальпу -гаррота была наготове. Но тут произошла странная вещь – из под тоги индейского короля появился кольт. Сначала я не понял, что это за черная штука, но потом дошло. Это был кольт «Неви» - оружие Клинта Иствуда из «Хороший, плохой, злой», переделанный под патроны. Сначала меня удивило – почему же не бластер, это было бы оригинальнее, а уже следующий момент был заполнен страхом – дуло направилось в нашу сторону. Со словами «я переписал историю – черновик меня не устроил», Инка стрельнул в Писарро. Выстрел испугал роящихся в больших цветах насекомых и секунды, пока труп конкистадора стекал в пыль, хватило, чтоб наполнить воздух настырным жужжанием и калейдоскопом разноцветных крыльев. Я ждал  следующего выстрела, а насекомые все кружились. Потом меня начали дергать, будить… я смотрела в потолок – безумно хотелось пить, а жужжание кондиционера казалось реактивным ревом. Я встала и пошла на балкон, пытаясь понять – что же имел ввиду Атауальпа, обозвав наш мир черновиком, радуясь, что меня вовремя вытащили из «впадения в транс» и в то же время, не желая возвращаться к повседневности. Жадно пила воду, а мате мне так и не предложили.

 

Наблюдатель

Анна очнулась с широкой улыбкой на губе. Первые слова: «А можно мне обратно?». Я, наконец, встал с кресла и размял ноги. Спрашиваю: «Где была?». Не говорит, только продолжает улыбаться во все зубы. Предложил купить лимон. У меня состояние тяжелейшего недосыпа, у Ани, судя по выражению ее лица, оргазменное. Не совпали темпераментами? Гипнотизер говорит, что ее предупреждали, что если на сеансе будут двое, то двое и уснут. Я выдержал. Все моя борьба длилась ровно час… Правда, я не полностью выполнил нашу с Аней договоренность. Нужно было попросить гипнотизера, чтобы та сообщила моей коллеге некое задание на исполнение задания. Я долго думал над этим заданием до самой поездки. В голову лезли, конечно, банальные мысли: пусть станцует стриптиз, например. Но было ясно, что на такой ход гипнотизер не пойдет. В общем, я себе придумал, что Аня должна станцевать танец «яблочко». Было бы интересно, как она это сделает в своей обтягивающей юбке. Да и вообще «яблочко» в женском исполнении должен был быть тот еще фокус. Но, во-первых, я не мог прерывать сеанс гипноза (мне ведь даже шумно ерзать в кресле не позволялось), во-вторых, я решил, что задание – это третья часть акции. Но когда Аня никак не могла стереть улыбку с лица, я понял, что «кина не будет». В общем, не стал напоминать о задании ни ей, ни Татьяне Лариной. И поскольку никто из них тоже о задании ни словом ни обмолвился, решил, что моя миссия окончена. И остался без «яблочка»…

поверхностный транс

Вспомнить и собрать в один рисунок свои воспоминания после транса удалось не сразу

 

P.S.

Для того, чтоб вспомнить и собрать в один рисунок все фрагменты увиденного, мне пришлось потратить пять дней и попасть на цветущее поле с кровожадно жужжащими шмелями – они стали катализатором. Некоторые воспоминания так и остались зыбкими, а другие настолько впились в подкорку, что я помню их на вкус и на ощупь. Причины появления в моей коробочке именно этих сюжетов не ясны до сих пор. Допустим, об истории завоевания Перу мне было известно в подробностях, хотя о том, что в одной из первых баталий на реке Биру Франциско Писарро в глаз угодил отравленный дротик, и он ослеп, я и не подозревала. Но об охоте на евреев в XV веке при власти Фердинанда и Изабеллы и о том, что при поимке им вспарывали животы в поисках золотых монет, я ничего не знала. Расспросив гипнотизера, удалось выяснить что меня целенаправленно отправляли во времена королей и должна была я какой - то принцессой  и общаться со знатью. Каким образом вместо дворца я попала в бочку – неизвестно, видимо, злой рок не дал мне насладиться иллюзорным ощущением безграничной власти. Что ж,  фразой «Голова – предмет темный и  исследованию не подлежит», объясняются все мои  беспокойные прыжки во временах, континентах и даже незаметное для самой себя изменение пола.

Автор Татьяна Ларина Психолог | Гипнолог | НЛП - Тренер |

Текст Анна Янченко

август 2009 года


 

СТБ «Кохана, ми вбиваємо дітей»

В телешоу «Кохана, ми вбиваємо дітей» 5 сезон выпуск от 14.04.2015, Татьяна Ларина (психолог и физиогномист) помогает разобраться, почему социальные службы забрали ребенка у матери-убийцы. 

далее

Как быстро и качественно освоить раппорт

Психолог Татьяна Ларина советует, на что следует обращать внимание, чтобы быстро и качественно освоить навык раппорта при самостоятельном изучении НЛП.

далее

Дорогая, мы убиваем детей. 17.06.2016

Профессиональный психолог, физиогномист, тренер НЛП Татьяна Ларина в пост-шоу программы помогает разобраться в вопросе воспитания гиперактивных детей!

далее

Хотите детей?... А вы уверенны?

В жизни почти каждого человека наступает момент, когда он решает завести ребёнка. Но чем вызвано это желание?

далее
Подписаться на новости Заказать обратный звонок

Вниз по кроличьей норе

Статья опубликована в журнале ЭГО  №8 (91) август 2009 года.

Мне хотелось экшна, сильных эмоций и неожиданности. Первый вопрос, который я задала, договорившись о сеансе глубокого гипноза был таков: « А впадение в транс будет?». Гипнолог напротив меня (Татьяна Ларина) рассмеялась и сказала:«А как же, еще какое впадение в транс будет…» и не обманула… В качестве наблюдателя и свидетеля вызвался пойти Юра, правда, без особого энтузиазма,- видимо, насмотрелся фильмов о сомнамбулах, которые с закрытыми глазами и вытянутыми вперед руками бродят по перилам балконов и на досуге убивают ни в чем не повинных граждан…

Вниз по кроличьей норе ЭГО  №8 (91) август 2009 года.

Знакомство с гипнозом и состоянием транса

С момента разговора прошло дня три и время ЧЕ наступило – я сидела на солнечной кухне, воздух пах уходящим днем, чьими - то духами и сигаретным дымом. Я подкуривала одну сигарету от другой, волновалась и изучала обстановку. А та к доверию не располагала – на полках, обычно хранящих фолианты с бабушкиными рецептами и советами по типу «как вывести ржавчину и свежие пятна крови», стояли книги по психологии, НЛП, и манящий темно синий том  с задорным названием «Практическая магия». Рядом лежали витки оберточной бумаги, кипа медицинских журналов и стояли две матницы с торчащими бомбильями. Безумно хотелось пить, но я подумала, что глоток горячего мате вряд ли пойдет на пользу. Впрочем, мне его никто и не предлагал. Так я и сидела - переводя взгляд с точки А (книга) в точку Б (матница) и думая, что затея с гипнозом – самая нелепая мысль, посетившая мою голову за последнее время.  

Наблюдатель

Мы пытались найти удобный подъезд к дому, в одной из квартир которого должен был состоятся сеанс гипноза. Сразу заехали совсем не туда, куда надо было. Покружили по плацу какой-то школы. Никто из местных ничего подсказать не мог. Наконец мы увидели грузную женщину в униформе охранника. «Она точно должна знать,» - сказала Аня, и я подрулил к охраннице. «Не знаю, - сказала она. – Это где-то там, за горкой. Пусть таксист объедет ее и поможет вам донести клунки». Уверенность в ее тоне была таковы, что спорить с ней о том, что я таксист и что у Ани есть клунки смысла не имело. Хорошенькое начало, подумалось мне, пока Аня нескромно смеялась во весь голос.

Я ожидала чего угодно – что мне предложат выбирать между красной и синей таблеткой, что я выберу красную, или, в крайнем случае,  побегу за белым кроликом, отправившись в увлекательное путешествие по волнам внутреннего мира. А потом, придя в себя, обнаружу свое тело танцующим танец пьяных моряков на столе какого – то кафе, размахивая юбкой и допивая молочный коктейль на ходу.  Но вместо этого меня посадили на кушетку в полутемной комнате и дали две одинаковые китайские синие ручки по гривне штука, предложив представить, что их обматывают невидимой ниткой. Я честно старалась. Очень. И вот после минут 3 общения и рассказов о том, что должны делать мои конечности – мои  руки взлетели и  просто начали висеть в воздухе, продолжая держать гривневые ручки. Стоит отметить, что тогда это меня ни капельки не удивило, и даже не возникло банального вопроса «а как?» Все казалось естественным – ну, подумаешь, руки летают, с кем не бывает?

Наблюдатель

Не то чтобы я был большим поклонником гипноза, но когда мне предложили побывать на сеансе в качестве наблюдателя, согласился сразу. Интересно. Единственная моя встреча с гипнотизером состоялась еще во времена перестройки, когда я учился в техникуме. В актовом зале гипнотизер прикладывал руку ко лбу нескольких смельчаков и те падали назад в трансе на руки товарищей. Когда дело дошло до меня, я тоже рухнул. Не признаваться же более удачливым товарищам, что на меня гипноз не подействовал. В общем, когда Аня стала следить за «веревкой» и с губ ее не слетала улыбка, мне показалось, что дела не будет. Потом, правда, она развела руки в стороны и подняла их над головой. Но тоже – с кем не бывает. Я ждал чего-то большего.

Потом, когда меня уложили на ту же кушетку, меня несколько разочаровала винамповская заставка на ноуте, на которую мне предлагалось смотреть и «впадать в транс». Я надеялась если не на маятник, то хотя бы на серебряные часы с цепочкой, которые будут медленно покачиваться из стороны в сторону и постепенно лишать возможности совершать какие либо действия, помимо тех, что велит тихий голос,  еле пробивающийся сквозь шум кондиционера и настырно - расслабляющие восточные напевы… 

Как оказалось, виндовс справился с задачей не хуже: когда мне предложили закрыть глаза и расслабиться я с удовольствием это сделала, отмечая про себя, что тело мое, должно быть, весит сейчас не менее тонны, и, наверное, вот вот провалит и эту кушетку и все 8 этажей под нами… От мыслей отвлекал голос, который уговаривал расслабить по очереди все части тела и почему то задержался на пальчиках ног.

транс средней глубины

Поверхностное состояние транса - это расслабленное и комфортное состояние


 

Наблюдатель

Недолго Аня смотрела в экран монитора. Уже через пару секунд она закрыла глаза, приоткрыла рот и больше не шевелилась. Играла восточная музыка, что-то тихо говорила гипнотизер Ане. Возможно, между ними шел какой-то диалог, которого я ни слышал и не видел…

Когда мне в третий раз сказали «пошевели большим пальцем», а я не смогла – в голове из  темного варева моментально выплыла радостная, почти осязаемая, картинка - Беатрикс Кидо лежит полусогнувшись в Шмаровозке и пытается усилием воли вывести свои конечности из энтропии после четырех лет комы. Следующий кадр из «Убить Билла», там, где на черном экране появятся субтитры: "Тринадцатью часами позже", я наблюдала уже кружась в малиновом водовороте, уносящем меня вниз…  Потом была бочка. Большая деревянная бочка, пахла она селедкой и больно била по бокам. Я была внутри нее и ноги мои затекли, но другого варианта сбежать из города не было – по тесным мощенным улицам сновали тени инквизиторов – мальчиков, которым новые должности были по нраву, поскольку давали полную свободу действий и фанатиков, которые рьяно верили в силу Папу Римского и молились на Фердинанда и Изабеллу после из закона об изгнании евреев … Уже потом гугль поведал мне о смутных времена – евреев тогда выселяли в отдельные кварталы, но они еще  надеялись на милость королей и хотели выкупить свободу за 30 тысяч дукатов.  Так бы и было, если бы не фанатик Торквемада, сравнивший намерения королевской четы с поступком Иуды, продавшем Иисуса за тридцать серебренников и напомнивший о преступлениях евреев – никем и никогда не доказанных. О распятиях христианских детей, о взрывах и злоупотреблениях профессией аптекаря для умерщвления христиан.  

Наблюдатель

Когда я понял, что выключаюсь сам, меня обуяли подозрения. Что если Аня и Татьяна Ларина (гипнотизер) договорились сделать опыт надо мной. Пока я тут сижу и думаю, что контролирую ситуацию, все происходит совсем наоборот. И очнусь на кушетке именно я, чем вызову веселый заливистый смех, а позже и насмешки всей редакции. Взять себя в руки, скомандовал сам себе и заерзал на раскладном рыбацком кресле, в которое меня как раз гипнотизер и усадила. Девушка, не отвлекаясь от нашептывания Ане, погрозила мне пальцем. Фуф, значит, гипноз все-таки направлен не на меня…

Тогда же я знала лишь об опасности и боялась дыбы – о ее существовании мне рассказали слуги. Я бежала, не желая принимать христианство, у меня болел желудок под тяжестью съеденных золотых монет и жажда моя была нестерпимой. Бочка сильно била по бокам, а запах сена становился все настырнее и в какой то момент я выключилась, обнаружив себя с болящим от голода желудком на мачте корабля… Сначала я долго не могла понять, что же разрушило мое убежище, но потом отвлеклась, увидев сквозь промытый дождем воздух цепи одетых лесами гор. Было жарко и душно – нестерпимо жарко и душно и я знала, что скоро из туч, приникших к склонам, пойдет дождь, и что будет идти он весь день и всю ночь, и что снова мой желудок будет наполнит только эта вода. Меня звали Алонсо и я жалел о том, что ввязался в идиотскую экспедицию, длящуюся уже без малого два года, за время которой ничего, кроме болезней, мерзкой пищи, стрел индейцев и следов каннибализма, видеть не приходилось. Эльдорадо находилось где то за горизонтом и звало, хотя то количество золота и изумрудов, которое мы нашли, не могло утолить даже голод 10 человек, не то, что 112 обозленных золотоискателей…  Мне было 27 и крест хранил меня – за все время лишь однажды в мою ногу вонзился отравленный дротик, и рану прижигали раскаленным добела железом. Потом мне пришлось выдержать много: я остался среди тех тринадцати воинов, не пожелавших нищими возвращаться в Испанию, вместе Писарро, к тому моменту уже одноглазому, чье единственное око с ненавистью смотрело на каждого, подозревая в предательстве. В том, что не завоеванные еще земли и ненайденное золото поделят без его участия. Мы питались моллюсками. Я ненавидел этот вкус – слизь, запитая теплой мутной водой, будила боль в желудке и бессонницу, у моего соседа ночью начинались галлюцинации, он кричал. Но золото мы нашли. Вместе со страной, в которой виноград подавался на грубых золотых блюдах, в городах дома были украшены желтыми плитками, а любил по праздникам натираться золотой пылью…  Его звали Атауальпа, у него были красивые руки, он был умен и изворотлив, а о его колдовских способностях ходили легенды. Рассказывали, что он убил своего брата – Инку Уаскара, лишь подув в его сторону. Врали, наверное, потому что когда мы захватили его в плен, у него гноилась рана, а ноги быстро покрылись пылью и язвами. Писарро заставил его народ собирать золото, пообещав освободить их короля, когда комната наполнится сияющими слитками вровень с вытянутой рукой. Дело шло медленно, но каждый день желтый металл доставлялся, и плавильни работали без устали, превращая в безликие плитки украшения и домашнюю утварь. Часть золота – говорили, что пятую, но на самом деле меньше, кораблями увезли королю Испании, остальное хранилось все в том же помещении и мы неусыпно ее охраняли – мне тоже должна была достаться часть. Потом я понял, что мы убьем Инку.

глубокий транс

Во время глубокого транса, как правило человек видит реалистичные видения

 

Наблюдатель

Продолжаю отключаться. В голову лезут глупые мысли. Вот сейчас что-то срывается в гипнозе, Аня вскакивает с места и бросается на меня, опрокидывает вместе с креслом, больно ударяюсь затылком об пол, приходится отбиваться от юной сотрудницы, она хочет меня убить, значит, надо отбиваться – вторую щеку подставлю в другой раз. Но Аня лежит неподвижно. Мне становится немножко стыдно за свою гипнофантазию. Еле-еле переставляю затекшие ноги…

 

Было утро. Он стоял рядом со слитками золота и что - то говорил гонцу, принесшему письмо – разбирать узелковые шифры никому из нас так и не удалось научиться. Мы стояли напротив него и сквозь его фигуру смотрели на золото, манящее и сверкающее. Нас было восемь, включая Писарро, и мы должны были убить Атауальпу -гаррота была наготове. Но тут произошла странная вещь – из под тоги индейского короля появился кольт. Сначала я не понял, что это за черная штука, но потом дошло. Это был кольт «Неви» - оружие Клинта Иствуда из «Хороший, плохой, злой», переделанный под патроны. Сначала меня удивило – почему же не бластер, это было бы оригинальнее, а уже следующий момент был заполнен страхом – дуло направилось в нашу сторону. Со словами «я переписал историю – черновик меня не устроил», Инка стрельнул в Писарро. Выстрел испугал роящихся в больших цветах насекомых и секунды, пока труп конкистадора стекал в пыль, хватило, чтоб наполнить воздух настырным жужжанием и калейдоскопом разноцветных крыльев. Я ждал  следующего выстрела, а насекомые все кружились. Потом меня начали дергать, будить… я смотрела в потолок – безумно хотелось пить, а жужжание кондиционера казалось реактивным ревом. Я встала и пошла на балкон, пытаясь понять – что же имел ввиду Атауальпа, обозвав наш мир черновиком, радуясь, что меня вовремя вытащили из «впадения в транс» и в то же время, не желая возвращаться к повседневности. Жадно пила воду, а мате мне так и не предложили.

 

Наблюдатель

Анна очнулась с широкой улыбкой на губе. Первые слова: «А можно мне обратно?». Я, наконец, встал с кресла и размял ноги. Спрашиваю: «Где была?». Не говорит, только продолжает улыбаться во все зубы. Предложил купить лимон. У меня состояние тяжелейшего недосыпа, у Ани, судя по выражению ее лица, оргазменное. Не совпали темпераментами? Гипнотизер говорит, что ее предупреждали, что если на сеансе будут двое, то двое и уснут. Я выдержал. Все моя борьба длилась ровно час… Правда, я не полностью выполнил нашу с Аней договоренность. Нужно было попросить гипнотизера, чтобы та сообщила моей коллеге некое задание на исполнение задания. Я долго думал над этим заданием до самой поездки. В голову лезли, конечно, банальные мысли: пусть станцует стриптиз, например. Но было ясно, что на такой ход гипнотизер не пойдет. В общем, я себе придумал, что Аня должна станцевать танец «яблочко». Было бы интересно, как она это сделает в своей обтягивающей юбке. Да и вообще «яблочко» в женском исполнении должен был быть тот еще фокус. Но, во-первых, я не мог прерывать сеанс гипноза (мне ведь даже шумно ерзать в кресле не позволялось), во-вторых, я решил, что задание – это третья часть акции. Но когда Аня никак не могла стереть улыбку с лица, я понял, что «кина не будет». В общем, не стал напоминать о задании ни ей, ни Татьяне Лариной. И поскольку никто из них тоже о задании ни словом ни обмолвился, решил, что моя миссия окончена. И остался без «яблочка»…

поверхностный транс

Вспомнить и собрать в один рисунок свои воспоминания после транса удалось не сразу

 

P.S.

Для того, чтоб вспомнить и собрать в один рисунок все фрагменты увиденного, мне пришлось потратить пять дней и попасть на цветущее поле с кровожадно жужжащими шмелями – они стали катализатором. Некоторые воспоминания так и остались зыбкими, а другие настолько впились в подкорку, что я помню их на вкус и на ощупь. Причины появления в моей коробочке именно этих сюжетов не ясны до сих пор. Допустим, об истории завоевания Перу мне было известно в подробностях, хотя о том, что в одной из первых баталий на реке Биру Франциско Писарро в глаз угодил отравленный дротик, и он ослеп, я и не подозревала. Но об охоте на евреев в XV веке при власти Фердинанда и Изабеллы и о том, что при поимке им вспарывали животы в поисках золотых монет, я ничего не знала. Расспросив гипнотизера, удалось выяснить что меня целенаправленно отправляли во времена королей и должна была я какой - то принцессой  и общаться со знатью. Каким образом вместо дворца я попала в бочку – неизвестно, видимо, злой рок не дал мне насладиться иллюзорным ощущением безграничной власти. Что ж,  фразой «Голова – предмет темный и  исследованию не подлежит», объясняются все мои  беспокойные прыжки во временах, континентах и даже незаметное для самой себя изменение пола.

Автор Татьяна Ларина Психолог | Гипнолог | НЛП - Тренер |

Текст Анна Янченко

август 2009 года


 

СТБ «Кохана, ми вбиваємо дітей»

В телешоу «Кохана, ми вбиваємо дітей» 5 сезон выпуск от 14.04.2015, Татьяна Ларина (психолог и физиогномист) помогает разобраться, почему социальные службы забрали ребенка у матери-убийцы. 

далее

Как быстро и качественно освоить раппорт

Психолог Татьяна Ларина советует, на что следует обращать внимание, чтобы быстро и качественно освоить навык раппорта при самостоятельном изучении НЛП.

далее

Дорогая, мы убиваем детей. 17.06.2016

Профессиональный психолог, физиогномист, тренер НЛП Татьяна Ларина в пост-шоу программы помогает разобраться в вопросе воспитания гиперактивных детей!

далее

Хотите детей?... А вы уверенны?

В жизни почти каждого человека наступает момент, когда он решает завести ребёнка. Но чем вызвано это желание?

далее
Подписаться на новости Заказать обратный звонок